Обама и Керри как ядерные заложники Москвы и Тегерана

Не успел госсекретарь США Джон Керри, опираясь на трость Джона Кеннеди, лично и публично вписаться в нью-йоркской штаб-квартире агентства Reuters за безопасность ядерной сделки с Ираном для всех союзников Америки на Ближнем Востоке, включая Израиль, Турцию и Саудовскую Аравию, как в Москву прибыл министр иностранных дел Исламской республики Мохаммад Джавад Зариф — для переговоров со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. И на этих переговорах было подтверждено — ни много ни мало — соглашение о строительстве восьми (!) атомных реакторов на территории Ирана.

Обама и Керри как ядерные заложники Москвы и Тегерана
После этого все рассказы главы американской внешней политики о том, что Тегеран согласился остановить две трети из своих 19 тыс. ультрацентрифуг и что на перспективу 15—20 лет Иран отказался от производства расщепляющихся материалов в объемах, пригодных для создания А-бомбы, ничего не стоят. По части выработки того же оружейного плутония один реактор российского производства типа ВВЭР, в принципе, способен за год выработать начинку в виде плутония-238 и плутония-239 для трех бомб (боеголовок) минимальной критической массы. А ракетную программу Тегерана никто не отменял…

Разумеется, работа этих АЭС будет идти под жестким контролем специалистов МАГАТЭ, конечные продукты — скорее всего, вывозиться в Россию и там же утилизироваться, но сам военно-стратегический потенциал иранского мирного атома выходит на совершенно иной качественный уровень.

То, что все это произошло накануне решающего голосования в Конгрессе США, придает российско-иранской дипломатической встрече на высшем уровне особую вкусовую гамму. Как теперь оппоненты Обамы и Керри, особенно из числа республиканских кандидатов в президенты, начнут рвать Белый дом, — за эту картину можно платить отдельные деньги. А услуга подобного рода в мире большой политики, как правило, стоит очень и очень дорого. Так что если следующим президентом США станет представитель республиканской партии, он будет в большом долгу и перед Москвой, и перед Тегераном.

На ту же тему

Наверх