Украина 2015: конфедерация или распад

Украина после произошедшего в 2013-2014 годах государственного переворота и последовавшей вслед за ним гражданской войны находится в состоянии полураспада. Еще год назад существовала надежда на то, что единую украинскую государственность мог бы спасти переход от унитарного устройства к федеральному, но сейчас даже такая реформа, будь она проведена, не спасет эту страну. Политический процесс этой страны переступил черту, когда «верхи» не могут, а «низы» не хотят жить по-старому.
 
«Верхи» вошли во вкус и продолжают «пилить» бюджет страны, который, как известно, формируется за счет «низов». Приведенная Западом политическая элита, дорвавшаяся до власти через механизмы «майданной» демократии, рассматривает Украину не как свое государство, а как «серый» бизнес-проект, обеспечивающий высокую и низкозатратную прибыль. Яркий пример такого отношения украинских чиновников к своему государству — приобретение в этом году (2015) рюкзаков на 6,5 млн. долларов США для нужд МВД РУ. Как стало известно, министр МВД Аваков закупил это снаряжение для своих сотрудников у… своей жены, но самое интересное, что эти рюкзаки так и не достались блюстителям порядка, хотя украинское МВД поспешило опровергнуть эту информацию. И подобное является рядовым событием, а не исключением из правил.

Согласно данным Госфининспекции Украины, за апрель 2015 года бюджет страны активно разворовывали и государственные предприятия, среди которых «Нафтогаз», «Энергоатом», «Укргаздобыча», а также «Укрпочта». Большие убытки нанес сам Минфин, чиновники которого без нужды «вгоняли» государство в долги, совершая ненужные займы с высокими процентами и комиссиями. Так зачем-то был создан «Государственный земельный банк», который впоследствии был ликвидирован, принеся миллионные убытки стране.

Коррупция, инициируемая «верхами», приобретает на Украине массовый характер. Международное агентство Transparency International в этом году поставила Украину на 144 место из 178 по уровню отсутствия коррупции. Опережают Украину в коррупционности такие страны как Камерун, Нигерия и Папуа Новая Гвинея.

Но украинские чиновники готовы «перегнать» и эти страны. И это понятно, так как среди «слуг украинского народа» трудно найти патриота своей страны, так как многие из них имеют по два-три паспорта других государств. В августе этого года портал «ПолитНавигатор» сообщил о приобретении украинским  премьер-министром Арсением Яценюком гражданства Канады. И это не единственный политик, имеющий на всякий случай «запасной аэродром». Украинские СМИ неоднократно сообщали, что вторую родину имеют еще ряд высокопоставленных чиновников: глава СБУ Валентин Наливайченко – американское гражданство; днепропетровский губернатор и олигарх Игорь Коломойский – гражданство Израиля и Кипра; мэр Киева Виталий Кличко – немецкое гражданство; глава МВД Арсен Аваков – гражданство Италии. И этот список можно продолжать.

Размах коррупции киевского режима заметили и в Вашингтоне. Вице-президент США Джо Байден в середине сентября 2015 года сделал жесткое предупреждение украинскому руководству. В частности, он заявил, что США не будут оказывать финансовую поддержку Украине, если существующий уровень коррупции сохранится.

Разворовывание бюджета, как и повсеместная коррупция, конечно, являются угрозами внутриполитической стабильности государства. Но кроме них, политическая элита Украины продолжает «упорно не замечать» присутствие националистических тенденций во внутриполитических процессах, которые постепенно разрывают на части территориальную целостность страны. «Низы» при этом демонстрируют «верхам», что не хотят жить в таком государстве и готовы вместе с частью территории покинуть Украину.

И дело не столько в Донецке и Луганске, где первыми отреагировали на антирусские шаги националистов, пришедших к власти. Схожие процессы, пока латентно, происходят на западе и юго-западе страны. Национальные меньшинства, проживающие там, бьют тревогу по поводу сохранения своей идентичности и обращаются за помощью к своим «материнским» государствам, а те, в свою очередь, демонстрируют готовность поддержать своих соплеменников.  Румыния, Венгрия и Польша, озаботившись всерьез защитой прав своих диаспор, при этом, пока опосредованно напоминают о своих территориях, утерянных когда-то «в пользу» Украины. И вот каким образом.  

В феврале 2015 года госсекретарь Венгрии, ответственный за национальную политику в венгерском правительстве, Арпад Янош Потапи заявил о том, что почти 94 тыс. жителей Закарпатья получили гражданство Венгрии по упрощенной процедуре. И это не обретение пресловутого паспорта зарубежного венгра, а переход в настоящее гражданство другой страны, которое гарантирует в случае наступления форс-мажорных обстоятельств   защиту прав его обладателей. Не отстает от Венгрии и Румыния, раздавая как «горячие пирожки» паспорта своим и молдавским соотечественникам в Закарпатье, Одесской и Черновицкой областях.

Польша пошла другим путем. Несколько лет назад Варшава начала активно работать со своей диаспорой по всему миру, выдавая «карту поляка» — документ, дающий право на многократную польскую визу, бесплатное польское образование и равные условия труда с гражданами Польши. В настоящий момент Украина является лидером по получению такого документа своими гражданами, около 47 тысяч человек получили эту «карту». К этому стоит добавить, что Польша ведет активную работу не только с этническими поляками, но и с украинцами, имеющими польские корни, коих в совокупности польские власти насчитали на Украине 900 тысяч человек. Все они проживают в пяти областях Галиции и Западной Волыни, ранее входивших в состав Польши.

Конечно, в политике этих европейских стран просматривается желание создать на Украине «свои» некогда утраченные территории, но условия к этому создает сама украинская политическая элита.

Следует отметить, что на фоне действий западных соседей Украины, позиция России не выглядит агрессивной. Вместо паспортов она шлет гуманитарные конвои на Донбасс и посредством международного права пытается добиться от Украины соблюдения этнокультурных прав русскоязычных жителей Донецка и Луганска, не претендуя на территории.

Исторические факторы возникновения государств особенно дают себя знать в эпоху геополитических сдвигов, в период серьезнейших социально-экономических кризисов.   Непростое появление Украины как государства, «скроенного» по принципу лоскутного одеяла, где многие «лоскуты-территории» пребывали ранее под управлением других государств, сформировало у населения различных регионов свою ментальность, ценностные ориентиры, этнокультурные и конфессиональные предпочтения, свое место в разделении труда в масштабах страны. Это всегда проявлялось в реагировании населения различных регионов страны на действия центральной власти. Но если в благополучные годы эти отличия были не так заметны, то в период кризисов они проявляются с нарастающей остротой.

Ведь простые украинцы получают гражданство других государств не от счастливой жизни. Так известно, что националистические акции проводились в отношении венгерского нацменьшинства со стороны украинских националистов. Например, осквернение венгерских памятников: статуи поэту Ш. Петефи в Ужгороде и мемориала в Мукачево, посвященного битве 22 апреля 1849 года.

Все возрастающее желание «низов» сменить свою государственную принадлежность свидетельствует только об одном: коррупция и казнокрадство, развал народного хозяйства и резкое снижение уровня жизни, национализм как отсутствие желания учитывать ментальные, культурные и экономические особенности разных регионов практически уничтожили основы украинской государственности. Эти центробежные факторы поставили  Украину перед выбором:  либо полное разложение государства и превращение страны в плохо управляемую территорию, которая превратиться в угрозу для европейской и евразийской безопасности, либо, учитывая этнокультурные и социально-экономические особенности своих регионов, стать конфедерацией, дав им атрибуты государственности, а главное, широкую автономию в политической и экономической сферах. Следует подчеркнуть не федерации, как формы государственного устройства, а именно конфедерации, как союза относительно независимых субъектов.

К сожалению, новая политическая элита Киева осталась глуха к идеологам украинской государственности начала прошлого века. Хотя еще тогда украинский общественный деятель Михаил Грушевский в своих работах обосновывал необходимость существования украинского государства в формате федерации. Так, в своей работе «Хто такі українці і чого вони хочуть?» М. Грушевский отмечал, что «будет Украинская Республика формально называться федеративной или нет, фактически она всё равно должна организовываться как федерация своих фактических республик громад. Любое навязывание громадам механической унитарности, принудительных связей будет большой ошибкой, которая приведёт только к сопротивлению, реакции, центробежности, или даст основу для новых междоусобиц».

Но современный киевский режим решил идти другим путем, усиливая антагонизм между этническими группами и разными территориями в стране. Паразитируя на мифе украинской государственности, как имманентно присущей этим территориям, политическая элита фактически демонтировала ее, а приграничные европейские партнеры скорей всего ждут удобного случая, чтобы приблизить ее территориальный распад.

Центробежность политических процессов на Украине обосновывается и объективными факторами, среди которых разнонаправленная экономическая ориентированность западных и восточных регионов страны. Действуя по указке США, Киев противодействует стремлению центральных и восточных регионов интегрироваться в ЕАЭС, стараясь разорвать существовавшие с советского периода кооперационные связи между предприятиями Юго-Востока Украины и России. Хотя эта необъявленная экономическая война Киева против Москвы бьет, прежде всего, по населению Украины, оставляя его без работы.

Спасти положение может только пересмотр принципов внутренней политики, когда будут нивелированы все негативные последствия деятельности киевского режима в экономической и этнокультурной сфере. Чтобы избежать дальнейшего распада государственности, необходимо руководствоваться учетом коренных интересов всех жителей Украины, а не стремлением угодить геополитическим интересам кураторов из США.

Население страны постепенно фрагментируется на этнические и региональные группы из-за неспособности киевского режима проводить взвешенную прагматическую экономическую политику, основанную не на политических амбициях и маниакальном желании нанести ущерб России, а на восстановлении хозяйственных связей со сложившимися рынками сбыта и кооперации труда. Но, к сожалению, этому мешают, как запрет заокеанских хозяев, так и боязнь ожидаемой реакции со стороны организаций украинских националистов, приведших режим Порошенко к власти.

Тотальная украинизация населения, навязывание новой национальной идентичности, связанной с «героями», воевавшими против собственного народа, встречает все большее сопротивление. Именно эти причины заставили народные республики ДНР и ЛНР с оружием в руках строить свою государственность и экономическую независимость, поэтому их уже не устроят рамки федерации. Слишком много крови пролито, слишком велико недоверие населения этих республик к Киеву. Такое же отношение к центру «вызревает» и среди венгерского, польского и румыно-молдавского национальных меньшинств. В связи с чем, сохранение единой украинской субъектности может осуществляться только на конфедеративной основе. Другого выхода нет.

Если и дальше будет затягиваться разрешение накопившихся проблем, то возможно дальнейшее  отделение  территорий. А учитывая возрастающий интерес западных соседей Украины к своим диаспорам, ситуация  может обернуться разделом страны.

В истории уже есть положительный опыт создания конфедеративных объединений. Например, Швейцария, территории которой в истории  не раз переходили «из рук в руки» разных европейских государств. В итоге, разрозненные города, населения которых говорило на разных языках, создали «вечный союз» для защиты своих интересов. Разные этнические группы, решившие  обособиться в отдельное конфедеративное образование, учитывая национальные и экономические интересы каждого вошедшего в него региона, создали независимое объединение государств-городов. И за весь период своего существования швейцарцы доказали жизнеспособность своей модели, став отдельным субъектом международной политики и эталоном конкурентоспособности, имея при этом внеблоковый статус.

Украина имеет шанс сохраниться как самостоятельный субъект, реализовав у себя «швейцарский рецепт», другие же сценарии приведут страну в небытие.

На ту же тему

Наверх